Детство, закаленное трудом                                                 15 июля 2015 года

В конце сороковых, начале пятидесятых мы жили в старом Салдыкеле, где был колхоз «Искра», в котором бригадиром по животноводству был фронтовик, кавалер двух орденов Славы Дмитрий Спиридонович Авдеев. В зимнее время, в мороз, молотили хлеб в гумне на молотилке с конной тягой шесть попарно впряженных лошадей. Не хватало конегонов.

Я в то время обучался в третьем классе и в зимние каникулы родители отправляли меня помогать конегонам. Тепло одевшись, я не чувствовал 50-градусного мороза. Хлеба – снопов было много, в холодное время они хорошо молотились. Однажды, около четырёх часов дня, лопнула большая ведомая шестерня молотилки. Мужики говорили, что это произошло из-за сильных морозов, когда железо становится хрупким. Я подумал, что теперь отдохну, но назавтра уже в 11 часов утра молотилку отремонтировали. Оказывается, Дмитрий Авдеев ночью ездил на лошади в Нюю и привез шестерню. Автомобилей в то время не было. Видимо, за такие же ратные дела Дмитрий Спиридонович и был награжден орденами на фронте. И только благодаря такому отношению к своему делу  была достигнута Победа. Авдеев всем дояркам изготовил удобные легкие стульчики для дойки коров. Для них это почти главный атрибут, так как в те времена механической дойки не было и в помине. Моя мать тогда говорила: «Хороший бригадир. Всё изготавливает сам». Иногда на ферме в Салдыкеле весной не хватало сена, и его привозили из Нюи на подводах или тракторе С-80, взятых в леспромхозе. Когда мне подошло время идти в четвертый класс, школу в Салдыкеле закрыли из-за нехватки учащихся. Две зимы подряд родители ставили меня подвозить воду на ферму на быке. Было мне тогда 10-11 лет, но я был рослым. Каждый день делал по два- три рейса. Ферма была далековато от реки, но удобной для подвозки воды. На быке я заезжал в коровник и вычерпывал воду непосредственно в бак. Это было мне под силу. К весне, когда наступал отёл, воду уже нужно было выливать в телятник. Здесь её приходилось таскать с улицы через тамбур с высоким порогом. Это было тяжеловато, как и сбрасывать намерзшую бочку с саней, чтобы освободить ее от льда. Она была объемом 260-300 литров. При порожней езде я взбирался на быка верхом – так было теплее.

Иногда на проруби я встречал тетю Шуру – старшую сестру Галины Васильевны Добрыниной, долгое время работавшей председателем сельсовета в Нюе. У тети Шуры была телка и она поила её из проруби. Когда мы встречались, она помогала мне зачерпывать воду из проруби 10-литровым ведром. Позже появились 8-литровые ведра, с ними мне стало легче. Тетя Шура говорила моей матери: - Почему такого маленького ставите на работу? Когда я впрягал быка в сани, надевал и снимал дуги, то он делал всё это сам, словно понимал, что имеет дело с юнцом. Доставка воды до фермы являлась проблемой, но с моей помощью она была решена.

Ярослав Ощепков, пенсионер. с. Натора.